О защите прав человека и правовом государстве

 

  • «Я убежден, что идеология защиты прав человека – это та единственная основа, которая может объединить людей вне зависимости от их национальности, политических убеждений, религии, положения в обществе …»

     (Воспоминания, т.1, с.471)

 

  • «Надо сделать нашу страну правовым государством, когда никто не сможет командовать судьей, следователем. … Мы обязаны стать страной убеждений, без преследования и насилия … Все это будет возможно только тогда, когда исчезнут основания для возрождения тоталитарного режима и бесконтрольной власти».

  • «Я убежден, что в условиях нашей страны нравственная и правовая позиция является самой правильной, соответствующей потребностям общества. Нужна планомерная защита человеческих прав и идеалов, а не политическая борьба, неизбежно толкающая на насилие, сектантство и бесовщину». (Предисловие к сборнику «Sakharov Speaks», Нью-Йорк, 1974).

  • «Сейчас мы переживаем такой момент истории, когда решительная поддержка принципов свободы убеждений, открытости общества, прав человека являются абсолютной необходимостью. Альтернатива – капитуляция перед тоталитаризмом, потеря всех ценностей свободы, политическая, экономическая и нравственная деградация».     (Обращение к парламентам всех стран, подписавших Заключительный Акт Конференции в   Хельсинки, 27 сентября 1977 г.).

  • «Задачи защиты свободы религии и прав верующих в СССР чрезвычайно актуальны и важны. Они занимают одно из центральных мест во всей проблеме прав человека как часть общей борьбы за свободу убеждений в тоталитарном государстве и благодаря массовому и нередко исключительно жестокому характеру религиозных преследований…».   (Воспоминания, т.1, с.471).

  • «Гласная, ненасильственная защита прав человека – так, как эти права провозглашены Всеобщей декларацией прав человека ООН – является той идеологией, которая может объединить и объединяет в нашей стране в рамках демократического движения людей разных политических убеждений, национальностей, верований».    (Интервью газете «Монд», август 1978).

  • «Трудно дать инакомыслию арифметическую оценку. Это не партия, где получают членский билет, и не организация с определенным уставом. Дело не в этом, а в значении той информации, которой эти самоотверженные люди снабжали и продолжают снабжать весь мир, а также в психологическом перевороте, который был вызван их деятельностью во всех странах и в мире в целом».    (Интервью газете «Монд», август 1978).

  • «Моральное, нравственное значение сформировавшегося в середине 60-х годов движения за права человека в СССР – при всей его малочисленности и подчеркнутой аполитичности – огромно. Оно изменило нравственный климат и создало духовные предпосылки для демократических изменений в СССР и для формирования идеологии прав человека во всем мире».    (Интервью газете Вашингтон Пост, февраль 1980).

  • «Неправильно, что диссидентское движение не оказало глубокого влияния на людей в СССР. Но это влияние носит не политический, а в своей основе нравственный характер … Я убежден, что предельно безответственно стремиться к политическим катаклизмам, к переворотам и интервенциям в современном противоречивом мире … Но совсем другое – активно влиять на нравственное самосознание людей, возвращать им веру в силу слова и права людей, возвращать им неискаженную историю их страны. … Люди, решившиеся громко сказать, что они думают и чувствуют, решившиеся поднять голос против несправедливости – разрывают заговор молчания, страха и равнодушия, и тем самым подготавливают почву для необходимых демократических, плюралистических преобразований в огромной инертной и развращенной стране – в стране, спиваемой дешевым ядовитым вином, сидящей без масла и мяса и молча принимающей Афганистан, судебные и бессудные расправы. Но все же миллионы тайно крутят ручки радиоприемников, ловя иностранные радиопередачи о своей стране и мире. Те же, кто открыто выступают за права людей идут на большие жертвы».    (Ответы на вопросы итальянского журналиста агентства АНСА, апрель 1980).

  • «Моим идеалом стало открытое плюралистическое общество с безусловным соблюдением основных гражданских и политических прав человека, общество со смешанной экономикой, осуществляющее научно регулируемый всесторонний прогресс. Я высказал предположение, что такое общество должно возникнуть как результат мирного сближения («конвергенции») социалистической и капиталистической систем и что в этом – главное условие спасения мира от термоядерной катастрофы». Открытое письмо Президенту Академии наук СССР А.П. Александрову. Горький, 20 октября 1980 г.


                                   Назад                Вперед