АКАДЕМИК А. САХАРОВ: НОВОЕ ПОЛИТИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ НЕОБХОДИМО

Статья академика АНДРЕЯ ДМИТРИЕВИЧА САХАРОВА, предлагаемая вашему вниманию, была написана им вскоре после возвращения из ссылки из Горького в Москву, по просьбе нашего корреспондента Н. Попадьина. К сожалению, в то время этот материал не увидел свет на страницах Аргументов и фактов. Причиной тому явился запрет, исходивший от некоторых лиц, работавших в то время в аппарате ЦК КПСС. Высказывали свое несогласие и военные, у которых одна мысль о сокращении вооружений, срока службы в армии, ее численного состава вызывала протест.

Было сообщено, что если убрать из материала некоторые мысли, то все остальное может быть опубликовано Ни редакция, ни автор на такой шаг не пошли.

Сегодня становится реальностью то, о чем говорил и к чему призывал Андрей Дмитриевич, в том числе и в этой статье.

В память об Андрее Дмитриевиче Сахарове, великом ученом, бескомпромиссном политическом деятеле, предлагаем полный текст статьи, которая была написана им специально для нашего еженедельника.

Я рад возможности изложить на страницах советского печатного издания свои взгляды по проблемам мира и разоружения.

Отойти от края пропасти всемирной катастрофы, сохранить цивилизацию и саму жизнь на планете настоятельная необходимость современного этапа мировой истории. Это, как я убежден, возможно лишь в результате глубоких геополитических, социально-экономических и идеологических изменений в направлении сближения капиталистической и социалистической систем (конвергенции) и открытости общества, при достижении большего равноправия всех рас и народов не только в юридическом, но и в экономическом, культурном и социальном отношении. Нужно новое мышление человечества!

Разоружение, в том числе ядерное, существенная составная часть этого процесса. Этапом ядерного разоружения является уже почти достигнутое соглашение по ракетам средней и меньшей дальности. Но еще более определяющим будет следующий шаг 50%-ное взаимное сокращение межконтинентального стратегического ядерного оружия США и СССР. Это имело бы огромные психологические, социально-экономические и политические последствия. Как известно, США и СССР были близки к такому соглашению в Рейкьявике, но препятствием явилась проблема СОИ. Я убежден, что 50%-ное сокращение стратегических вооружений возможно и необходимо уже сейчас, независимо от проблемы СОИ и каких-либо других политических и иных проблем.

Как выявилось еще в шестидесятые годы, и справедливо также для систем типа СОИ, системы противоракетной обороны (ПРО) малоэффективны и значительно дороже того усиления и усовершенствования систем нападения, которые необходимы для их преодоления. Технически, по-видимому, возможно ценой огромных затрат создать эшелонированную систему ПРО с элементами космического наблюдения и поражения ракет и боеголовок противника при помощи различных экзотических и традиционных видов оружия. Однако, во-первых, все элементы, размещенные в космосе, будут находиться под постоянным прицелом противника и поэтому крайне уязвимы; во-вторых, сокращение времени разгона ракет затруднит их поражение на участке разгона, особенно средствами наземного базирования, выходящими в космос после старта ракеты; в-третьих, применение ложных целей, имитирующих боеголовки, различных пассивных и активных помех и маскировки затруднит обнаружение, идентификацию и поражение ракет и боеголовок на всех участках траектории. Несомненно, что при развертывании одной из сторон ПРО в космосе (что явится нарушением Договора по ПРО 1972 г.) противоположная сторона примет меры во всех трех перечисленных направлениях; в этих действиях она будет считать себя не связанной какими-либо ограничениями, например запретами мер маскировки, предусмотренными в том же договоре. Следует также в особенности учитывать, что в такой ни разу не испытанной в целом сложнейшей системе, как СОИ, неизбежны сбои, неожиданные технические неполадки, в том числе вероятны ошибки в программах компьютерной системы управления, неизбежны окна проницаемости.

Преимущественное развитие систем ПРО и попытка добиться с их помощью превосходства нарушили бы стратегическую стабильность. Это чрезвычайно важное положение лежит в основе Договора по ПРО 1972 г., и его необходимо учитывать при рассмотрении возможности глубоких (более 50%) сокращений ядерных вооружений. Однако при 50%-ном сокращении существующих огромных стратегических вооружений стабильность сохраняется и при наличии систем СОИ. Даже если в кризисной ситуации одна из сторон, обладая системой СОИ, решится на первый удар, ответный удар, по существующим оценкам, приведет, как говорят на языке исследователей операций, к гарантированному уничтожению, несмотря на потерю части ракет.

Остановлюсь кратко на этих оценках. Принимается, что если к целям будет доставлено 4% существующего у СССР или США запаса термоядерных стратегических зарядов, то непосредственно от взрывов и пожаров в США и соответственно в СССР погибнет не менее 30% населения и будет разрушено 75% промышленных объектов, что практически означает уничтожение промышленности. Значительная часть оставшегося населения погибнет от облучения и употребления радиоактивных пищевых продуктов и воды в зонах выпадения радиоактивных осадков (зоны радиоактивных следов от наземных и низких взрывов), от последствий разрухи голода, болезней, общего хаоса, возможно, от климатических последствий термоядерной войны. Таким образом, при доставке 4% запаса (около 400 условных зарядов в одну мегатонну) имеет место гарантированное уничтожение. Предполагаем, что эффективность системы ПРО с элементами космического базирования в отношении МБР лежит в пределах 2060%, т. е. что не менее 40% боеголовок преодолевают все три ее эшелона (поражение ракет на участке разгона, поражение боеголовок в космосе, поражение боеголовок в районе цели).

В силу приведенных выше соображений эта оценка эффективности представляется скорее всего завышенной. Еще меньше возможности защиты от крылатых ракет и ракет, запускаемых с подводных лодок. Далее предполагаем, что в результате неизбежных технических и организационных неполадок 2040% ракет (боеголовок) не могут быть использованы, или не запускаются на старте, или направляются мимо цели. Таким образом, для доставки к цели 4% необходимо иметь 16% существующего запаса, т. е. при сокращении его на 50% остается избыток в три раза. Предполагаемая эффективность первого удара противника, по самым крайним оценкам, не превзойдет 50%, с учетом существующей точности попадания разделяющихся боеголовок в шахтные позиции МБР, больших трудностей поражения ракет с подвижным стартом, трудностей поражения крылатых ракет, размещенных на самолетах, и подводных лодок-ракетоносцев. То есть остается все еще избыток в 1,5 раза. Приведенные оценки следует рассматривать как ориентировочные, иллюстрирующие качественные соображения о возможности игнорировать проблему СОИ при 50%-ном сокращении стратегических ядерных вооружений.

Дальнейшее, более глубокое сокращение ядерных вооружений, однако, возможно, как я считаю, лишь при выполнении ряда условий общего и военного характера, в том числе относящихся к СОИ.

Необходима гораздо большая, чем сейчас, степень международного доверия и открытости общества. Необходимо проявить волю к урегулированию международных конфликтов на взаимоприемлемой, компромиссной основе и достичь существенных результатов в этом направлении. Применительно к СССР большая открытость это большая гласность, демократия, контроль общества за принятием ключевых решений, свобода убеждений и выбора страны проживания, т. е. то, что должна нести с собой перестройка.

Особое место среди международных проблем сегодняшнего дня, решение которых в основном зависит от СССР, продолжающаяся война в Афганистане, несущая страдания и гибель множеству афганцев, гибель наших солдат, являющаяся опасным очагом недоверия в обширном регионе. Необходим быстрый и безусловный вывод советских войск из Афганистана. Возможно, для стабилизации положения там потребуется использование сил ООН. Пакистан, имеющий большое влияние в Афганистане, также заинтересован в стабилизации. СССР должен предоставить право убежища всем тем, кто этого пожелает.

Возвращаюсь к проблемам гонки вооружений. Я считаю нереальным полное прекращение новых военно-технических разработок, в том числе во взаимосвязанных областях военной космической техники и нового поколения ядерного оружия направленного действия (которое, на мой взгляд, может иметь лишь ограниченное, частное значение). Каждая сторона боится упустить время, боится технического прорыва потенциального противника. Необходимо как-то выпускать пар недоверия. Полное запрещение тут не будет полезно. Но и дать этой гонке выйти из-под контроля было бы неправильно, опасно. Во время недавней встречи советских и американских ученых в Вильнюсе профессор В. Пановский (США) предложил компромиссное решение, относящееся непосредственно к Договору по ПРО 1972 г. Наряду с безусловно запрещенными договором действиями, в его формулировках существует обширная серая зона неоднозначного толкования. В. Пановский предложил установить для серой зоны критические параметры изучаемых в лабораториях и испытываемых в космосе и на полигонах устройств, при превышении которых противоположная сторона должна получать полную информацию о ведущихся работах, в случае необходимости должны быть возможны инспекции лабораторий и испытательных полигонов. Так, например, для космического лазерного оружия критические параметры должны быть установлены ниже тех, при которых возможно поражение ракет на стадии разгона или каких-либо наземных целей. По моему мнению, это предложение является конструктивным, его осуществление будет способствовать международному доверию.

Чрезвычайно важно установление равновесия обычных вооружений. В частности, это одна из предпосылок глубокого сокращения ядерных вооружений.

Эксперты уже много лет ведут тут споры, связанные как с недостатком информации, так и с объективной сложностью и неоднозначностью ситуации. Важная задача такое сокращение обычных вооружений и изменение их структуры, при котором каждая сторона уверена, что противоположная сторона преследует чисто оборонительные цели. Но достичь этого чрезвычайно трудно!

В Европе, где СССР, по-видимому, имеет преимущество в обычных вооружениях, в частности в танках и артиллерии, мне кажется целесообразным предложение об установлении коридора шириной в 150200 км, разделяющего вооруженные силы НАТО и Варшавского Договора и свободного от какого-либо оружия (обязательно не только ядерного, но и обычного). Это сильно уменьшит возможность внезапного крупномасштабного нападения одной стороны на другую.

В более широком аспекте я считаю возможным и необходимым осуществление СССР смелого, грандиозного по своему общечеловеческому значению шага сокращение в одностороннем порядке вдвое срока службы в армии, флоте и авиации, тем самым сокращение численности вооруженных сил, с одновременным сокращением в той же пропорции всех видов вооружений.

Это действие СССР будет иметь огромное значение для всей обстановки в мире, для предотвращения опасности войны и создания предпосылок для общемирового сотрудничества в решении глобальных проблем и сближения социалистических и капиталистических стран. Замечу, что повышение культурного уровня и технической подготовки населения СССР, несомненно, делает возможным обучение военным специальностям за более короткий срок. Сокращение срока службы в армии будет иметь большое социальное значение, облегчая юношам возвращение к учебе и производительному труду. Освободившиеся средства дадут возможность совершить качественный прорыв в области мирной экономики, научно-технического прогресса, в решении социальных задач.

Сокращение срока службы в армии и социальные последствия этого шага, наряду с прекращением войны в Афганистане, будут иметь огромное психологическое и политическое значение как зримый результат нового мышления и перестройки, затрагивающий все слои населения. Несомненно, конечно, что параллельно должны развиваться и углубляться и другие аспекты перестройки гласность и демократизация; отказ от догматизма и преодоление застоя в политико-экономической сфере; открытое осуждение и исправление всех допущенных ранее ошибок, включая преследования за убеждения; все это будет способствовать стабильности и открытости советского общества, а значит, международному доверию и безопасности.

Я писал здесь в основном применительно к действиям СССР, но, несомненно, каждый крупный шаг СССР будет иметь сильнейший резонанс в мире, вызывая аналогичные шаги как капиталистических, так и социалистических стран.

Ноябрь 1987 г.

 

                       

Оглавление